ВЫКЛЮЧИТЕ

ЭТО НЕМЕДЛЕННО


Пять споров о современной музыке

Курс Алексея Мунипова

16 мая — 13 июня | ср | 19:00

5 занятий | 17 ак. часов | 9500 руб.

Современная академическая музыка решительно не похожа на музыку предыдущих столетий. Композиторы ХХ века отказывались от мелодии и ритма, увлекались звукоизвлечением из самых неожиданных предметов и пытались придумать новые, изощренные способы сочинительства. В результате современная музыка оказалась едва ли не самой непроницаемой областью искусства, ее бывает непросто слушать и, главное, неясно, зачем это делать. Но это впечатление легко исправить.

   

Куратор


Алексей Мунипов

Журналист, куратор фонда M.Art, автор telegram-канала «Фермата». В прошлом — редакционный директор Arzamas и главный редактор «Большого города»

«Мы будем учиться слушать и разбирать новую музыку, понимать, где ее место в истории и почему она получилась именно такой. А с помощью споров и диспутов о музыке — учиться выстраивать аргументацию, отстаивать собственную позицию, лучше понимать окружающий мир и решать — на неожиданном материале — ключевые вопросы века: кто должен платить за сложное искусство? Что происходит с понятием нации? Как рождается идеология? А поскольку это музыкальный курс, мы не ограничимся теорией, будем много слушать и попробуем сами что-нибудь сочинить и исполнить»

Вы научитесь



1

Слушать сложную музыку и отличать сериализм от минимализма, а спектрализм от алеаторики

2

Понимать, «что хотел сказать художник» и как музыка связана с другими искусствами, историей и политикой

3

Говорить о своих музыкальных впечатлениях вслух, не боясь выглядеть наивным или невежественным

Лекторы и тренеры


Александр Маноцков

Композитор

Дмитрий Курляндский

Композитор, музыкальный руководитель Электротеатра Станиславский

Сергей Невский

Композитор

Владимир Раннев

Композитор

Программа



1

16 мая | ср | 19:00–21:30

Вводная лекция

ЧТО СЛУЧИЛОСЬ С МУЗЫКОЙ В XX ВЕКЕ?

Алексей Мунипов

Академическая музыка в XX веке пережила удивительные изменения — заметная ее часть стала неожиданно сложной и зачастую непроницаемой для неподготовленного слушателя. Что случилось и с чем это связано? Что можно считать главными композиторскими изобретениями XX века, и что с ними стало в XXI?


2

23 мая | ср | 19:00–21:30

Спор

ЕСТЬ ЛИ У МУЗЫКИ НАЦИОНАЛЬНОСТЬ?

Александр Маноцков, Алексей Мунипов

В XIX и начале XX века национальная принадлежность была важной составляющей биографии любого композитора. Национальные школы боролись друг с другом, и почти все европейские страны занимались конструированием собственной национальной классики. Современная музыка кажется лишенной национального начала, писать музыку с угадывающимися фольклорными мотивами больше не нужно — и все-таки понятие «русский» или «армянский» композитор что-то значит. Но что? Попытаемся понять, существует ли у музыки «пятый пункт».


3

30 мая | ср | 19:00–21:30

Лекция-перформанс

МОЖЕТ ЛИ МУЗЫКА БЫТЬ ВНЕ ПОЛИТИКИ?

Дмитрий Курляндский, Алексей Мунипов

Музыка — самое абстрактное из искусств, но на протяжении всего XX века ее использовали для самых разных идеологических нужд. Может ли музыка быть свободной от идеологии и от исторического контекста? Что может сделать композитор, чтобы устранить саму возможность внедрить идеологию в музыку? Почему в начале века композиторы были поп-звездами, а к концу оказались субкультурными героями, и связано ли это с тем, какое место в нашем мире занимает политика? Композитор Дмитрий Курляндский объяснит, что он думает по этому поводу, а важной частью его рассказа станет постановка перформанса со всеми участниками занятия.


4

6 июня | ср | 19:00–21:30

Спор

КТО ДОЛЖЕН ПЛАТИТЬ ЗА СЛОЖНУЮ МУЗЫКУ?

Владимир Раннев, Алексей Мунипов

Классическая музыка традиционно создавалась на деньги богатых патронов и для небольшой аудитории ценителей. Из этого правила всегда было множество исключений, но в XX веке спор о том, кто должен оплачивать сложные музыкальные эксперименты, вспыхивает с новой силой. В 1958 году американский композитор-сериалист Милтон Бэббит пишет манифест «Кого заботит, слушаешь ли ты?», в котором призывает композиторов, сочиняющих сложную «музыку для специалистов», отказаться от желания понравиться широкой публике, которая все равно ничего в ней не понимает. Игоря Стравинского, напротив, можно считать примером композитора, удачно сочетавшего свои представления о новой музыке и ограничения, накладываемые рынком. Какая стратегия выигрышней, чья позиция справедливей?


5

13 июня | ср | 19:00–21:30

Воркшоп

ГДЕ КОНЧАЕТСЯ МУЗЫКА?

Сергей Невский, Алексей Мунипов

Джон Кейдж раскрепостил не только слушателей, но и исполнителей: оказалось, что музыку можно сочинять для любых предметов, а исполнять ее могут не только специально обученные музыканты. Воспользуемся этим обстоятельством и попробуем, под руководством современного композитора, придумать правила своего собственного сочинения — и исполнить его.

Место


Этот курс подготовлен командой InLiberty. Мы много лет занимаемся просветительскими и образовательными проектами, а теперь у нас есть собственное пространство InLiberty Рассвет с постоянной программой культурных событий и целой системой курсов об устройстве общества и свободы.

  Столярный пер., 3 корпус 1, 2 эт.

Что говорят участники


InLiberty проводит тренинги, летние школы и публичные дискуссии уже много лет. Вот что говорят об этом их участники:

Наталья Рыжова

Директор по коммуникациям банка «Открытие»

Тренинг, после которого еще несколько дней пытаешься переварить все услышанное и волей-неволей начинаешь по-новому воспринимать даже обычные, ежедневные коммуникации. А еще это прекрасная возможность оказаться среди интересных людей разных возрастов, профессий и взглядов.

Андрей Пермяков

Журналист издания «Деловой квартал»

Тренинг «Соломенные человечки» два дня заставляет работать мозг на полную. На занятиях порой приводят в пример привычные вещи, но после объяснения начинаешь смотреть на них под другим углом, воспринимать все более критически. Думаю, что это умение может быть очень полезным в нашей среде.

Михаил Маляров

Редактор в медиагруппе Viasat

Огромное спасибо за школу — для меня это был самый ценный и самый творческий опыт коммуникации с момента окончания магистратуры. И программа, и организация, — все на очень высоком уровне, как я, честно говоря, и ожидал.