22.12.2016

Борис Грозовский Убийствен­ный акциз

Трагедии, аварии, катастрофы — «законный» повод для проявления административного куража. Запретить, усилить, ужесточить — такие приказы раздал правительству Владимир Путин 21 декабря, после иркутской трагедии с боярышником. Сильнее всего пострадают не творцы полулегальных алкогольных суррогатов — фанфуриков (это пузырьки с спиртосодержащими жидкостями), а вполне легальные производители парфюмерии и бытовой химии, содержащей спирт.

Новые запреты проблемы отравления спиртосодержащими жидкостями не решают. Ведь их употребление вызвано тем, что государство слишком много зарабатывает на потреблении алкоголя, делая его чересчур дорогим. Чтобы люди перестали пить антифриз и средства для ванн, нужно значительно снизить цену на водку. Это полностью во власти государства. Ведь его доля в цене самой дешевой водки — ½. Сейчас же действия правительства дадут противоположный эффект — приближение цены заменителей водки к «водочному» уровню. Проблем бедняков это не решит, им придется пить что-то еще более жуткое.

Контрафактный суррогат

Количество жертв массового отравления парфюмерным концентратом с боярышником в неблагополучном иркутском районе Ново-Ленино превысило 70 (те, кто будут сами хоронить погибших, получат циничную помощь от властей — по 15 тысяч рублей). Еще 36 человек в больницах. Причиной отравления стал метиловый спирт вместо этилового в парфюмерном средстве для приема ванн. На этикетке говорится, что внутрь употреблять нельзя, но покупатели именно это и делают, так как в составе жидкости, согласно описанию, содержится этиловый спирт (93 %).

В Иркутске ЧС, чиновники и силовики очень стараются. Арестовано уже 11 человек, допрошено 100. Это хозяева магазинчиков и продавцы — те, кто торговал пузырьками из-под полы. Но каждый, кто путешествовал по российской глубинке и заходил в небольшие магазины в небольших городках, знает, что такие пузырьки можно приобрести в каждом втором магазине «у дома». То есть пересажать за торговлю спиртосодержащими жидкостями при желании можно половину малого бизнеса.

На этикетке производителя оказавшегося смертельным для иркутян средства указаны адреса производства — в Петербурге и Северной Осетии. Но уже известно, что «официальный производитель» закрылся до несчастья, а смертельная жидкость произведена в одном из подпольных цехов в садоводстве под Иркутском. Цехов, где выпускался контрафакт суррогата — и настойка боярышника, и водка популярных марок — найдено уже несколько (кто был их «крышей»?). Среди изъятой в этих цехах продукции на боярышник приходится всего около ¼; куда больше водки. Выпускать контрафактную водку, конечно, выгоднее — она стоит много дороже лосьонов и прочих спиртосодержащих жидкостей, — но приходится идти за спросом.

Проблема, однако, не в контрафакте, а в том, что какая-то из канистр с сырьем оказалась неправильной. Метиловый спирт оказался не только в контрафактном боярышнике, но и в контрафактной водке. От ее употребления в Иркутске погибли медсестра и воспитательница детского сада (смертельные случаи от приема боярышника — это в основном «люди с низким социальным статусом»). Сколько еще продано (но пока не выпито) отравленной водки — неизвестно. Но врагом уже объявлены спиртосодержащие жидкости.

22 декабря Путин поручил ужесточить правила производства и торговли продукцией, содержащей долю спирта свыше 25%, включая лицензирование ее производства. Это касается и пищевой продукции, и бытовой химии, и парфюмерии, и средств гигиены. Будет введена обязательная маркировка такой продукции и ужесточены правила торговли — видимо, парфюмерный ЕГАИС. Еще правительству предписано проработать «изменение ставок акцизов в целях снижения спроса на суррогаты». Это можно трактовать и как снижение акцизов на крепкий алкоголь, и как введение акциза на суррогаты — спиртосодержащие жидкости. Кажется, правительство склоняется ко второму варианту.

На днях вице-премьер Александр Хлопонин говорил, что вся спиртосодержащая продукция, включая непищевые добавки и лосьоны, будет подключена к ЕГАИС. Это сильно увеличит ее стоимость. Еще Хлопонин говорил, что нынешний акциз на крепкий алкоголь (сейчас 500, а с 1 января — 523 рубля на литр безводного этилового спирта) будет распространен и на содержащие алкоголь жидкости. То есть задачу «приблизить стоимость легальной водки к стоимости алкосуррогатов» правительство будет решать, не удешевляя водку, а резко повышая стоимость спиртосодержащих напитков. Это путь к новым смертям.

Сколько нелегального алкоголя?

Такой подход приведет не к снижению, а к росту оборота нелегального алкоголя. Ведь для роста доходов населения правительство давно ничего не делает. Сейчас доля нелегального алкоголя, по оценке Росалкогольрегулирования, составляет 22,5%. В реальности нелегального алкоголя больше.

Оценка Центра исследований федерального и регионального рынка алкоголя (ЦИФРА) такова: в легальной рознице доля легального алкоголя действительно почти достигает 70 %. Из проданных в 2015 году 1,05 млрд литров водки и ликероводочных изделий акциз был уплачен с 750 млн литров (если вы пьете контрафактный напиток, разницу можно и не заметить). Остальное — подпольные цеха, производящие контрафакт, неучтенная продукция с вполне «легальных» заводов, продукция, сделанная из спирта, произведенного для медицины.

Но ЦИФРРА считает, что за пределами легальной розницы продается чуть ли не столько же крепкого алкоголя, сколько в легальной. Вот как складывается эта умопомрачительная цифра (все цифры — в пересчете на водку):

  • аптечные настойки и лекарства (корвалол, боярышник, «настойка на почках березы», «тоник красного перца», асептолин, гербатон, ламилит и т. д.) — порядка 150 млн литров;
  • спиртосодержащие непищевые жидкости, в основном парфюмерно-косметические и гигиенические (снова боярышник, только чуть другой; лосьоны хлебный, медовый, можжевельник, духи, одеколоны, туалетная вода, средства для ванн и унитазов, для роста волос, тормозная жидкость, незамерзайка, размораживатели замков на автомобильных дверях и т. д.) — 400 млн литров;
  • нелегально произведенная водка, продаваемая за пределами легальной алкогольной розницы — 200 млн литров;
  • кустарная (гаражная, самодельная) водка — 100–150 млн литров;
  • самогон — 50 млн литров.

Итого — 900–950 млн литров в нелегальной рознице и 1,05 млрд в легальной (но в ней легально — с уплатой акциза — продается только 0,75 млрд). Если этот расчет верен, то доля легальной крепкой алкопродукции в ее потреблении — всего 38 %. Сложно поверить, что россияне выпивают все спиртосодержащие непищевые жидкости и аптечные настойки. Росалкогольрегулирование оценивает количество выпиваемых жидкостей этих двух категорий не в 550 млн, а в 170–250 млн литров. Но даже если эта оценка верна, доля легального крепкого алкоголя повысится не то чтобы очень значительно — с 38% до 45–47%. То есть в 2016 году в России доля легального крепкого алкоголя в потреблении точно не превышает половины. Конечно, она была бы выше, если бы не налоги, которыми государство обложило алкопродукцию.

Официальное производство водки за последние годы сократилось: доходы у населения упали, а водочный акциз высок. В 2015 году на среднестатистического россиянина приходилось 11,8 литра в год в пересчете на спирт, а пятью годами раньше — 18 литров. Пить стали меньше официальной водки и намного больше — разных лосьонов, духов, туалетной воды и т. д. Их производство в 2014 году выросло почти вдвое, в 2015-м — еще вдвое и сейчас почти вчетверо превышает уровень 2011–2013 годов, подсчитал РБК, проанализировавший  и структуру этого рынка. Водка слишком дорога, поэтому спиртосодержащие жидкости на подъеме.

Административный восторг

В Иркутске решили снести все палатки, в которых продавался боярышник. Логики не ищите. Минздрав предлагает закрывать сайты, торгующие фанфуриками, и ограничивать их отпуск «в одни руки». По данным министерства (из письма в «Новую газету»), за 2012-2014 годы число летальных случаев употребления спиртосодержащей продукции — 41 961. Это очень странная цифра: по данным Росстата, смертность от «случайных отравлений алкоголем» в России в последние годы снижалась, и составляет сейчас около 15 тыс. человек в год. Минздрав, кажется, решил всю ее списать на фанфурики? Но их употребление — не первопричина, а скорее индикатор злоупотребления алкоголем.

Проблемное потребление алкоголя резко увеличивает вероятность скорой смерти для россиян в возрасте 35–54 лет. Это основная причина ранней смертности российских мужчин. Но дорогая водка не решает эту проблему, а усугубляет: для тех, кто вследствие проблемного употребления алкоголя дошел до нищеты, это единственный доступный источник этанола (за 20-рублевый фанфурик можно даже оказать секс-услугу). Смертность среди пьющих фанфурики выше, чем среди пьющих обычный алкоголь. Но еще выше она у употребляющих мышьяк или стрихнин.

К сожалению, российские чиновники умеют только запрещать. Якутское госсобрание объявило, что муниципальные образования еще 13 сел приняли решение ввести постоянный «сухой закон». Теперь там ни в какое время суток нельзя приобрести ничего, даже пиво. Среди них есть села по 500–1000 человек. Представляете, что́ там теперь будут пить? Всего в Якутии таких населенных пунктов около 100. Еще чиновники очень хотят запретить вендинговые аппараты по продаже лосьонов и прочего в емкостях по 100–250 мл. Ведь они работают круглосуточно и не спрашивают у покупателей паспорт.

Сейчас продажа боярышника из-под полы квалифицируется как незаконная торговля алкоголем. Штраф за это — 2000 рублей для предпринимателей и 40 тыс. рублей для юрлиц (ст. 14.2 КоАП: «Незаконная продажа товаров (иных вещей), свободная реализация которых запрещена или ограничена»). Регионы шесть раз предлагали Госдуме значительно этот штраф повысить, но инициатива была отклонена. Значительно серьезнее ответственность за производство нелицензионного алкоголя: штраф 200–300 тыс. рублей (ст. 14.17, ч. 3 КоАП) и конфискация оборудования.

Минсельхоз еще в январе 2015 года предлагал ввести за незаконное производство и оборот алкоголя уголовную ответственность со штрафами до 5 млн рублей и сроками до 6 лет. Примерно это грозило бы производителям боярышника с метилом, если бы тогда правительство согласилось с Минсельхозом. А мелким продавцам боярышника, которые, по собственному признанию, торгуют им очень давно, грозили бы до 80 тыс. рублей штрафа или 1 год лишения свободы. Возможно, теперь уголовные статьи о незаконном производстве и обороте алкопродукции появятся.

Вопрос цены

Из-за повышения акцизов и минимальной цены водки она в России стала недоступной для бедного населения, в потреблении алкоголя у которого доля крепких напитков особенно высока. Сейчас средние доходы на душу населения (ноябрь 2016-го) — 30 800 рублей. Медианный доход — около 23 тыс. рублей. Во многих регионах ситуация хуже. Например, в Удмуртии средний доход — 23,6 тыс рублей в месяц, а медианный — порядка 18 тыс. Во многих маленьких городках и 12–15 тыс. рублей в месяц — серьезные деньги. А в костромской глубинке рады и 10 тыс. рублей в месяц. Если легальная водка стоит не менее 200 рублей за пол-литра, то эта зарплата эквивалентна 50 бутылкам. Зарплаты в «водочном эквиваленте» крайне низки. Или, что то же самое, водка очень дорога.

Для сравнения, в Украине даже после недавнего повышения минимальной цены водки с 55 до 70 грн средней зарплаты хватает на 76 бутылок. А еще 3 года назад хватало на 120: как и Россия, Украина в последние 8 лет активно повышает минимальную цену алкоголя. Это дает бюджету больше налогов и, как и в России, ведет к росту доли нелегального алкоголя. (Примечание для любителей точности: для Украины расчет делался применительно к средней зарплате, а для России — к средней зарплате в депрессивных регионах. Полагаю, что это вполне корректно, поскольку в Украине значительно выше, чем в России, доля доходов населения, не учитываемых статистикой.)

В более благополучной Польше средняя зарплата в водочном эквиваленте составила бы порядка 280 поллитровых бутылок, а в Финляндии, где водка дорогая, — около 200 (но это если считать по цене довольно дорогой водки Smirnoff). Если же считать в бутылках вина, среднефинской зарплаты хватает на 400 бутылок. Аналогичный расчет для России по сервису Numbeo и средней зарплате в 30 800 рублей — 108 бутылок. Как ни крути, а выходит, что алкоголь в России чрезмерно дорог.

250 мл средства для ванн крепостью 93%, которым отравились иркутяне, продаются за 40 рублей. Много лет до этого с боярышником, говорят продавцы, было все ОК. Из него можно получить 500 мл напитка крепостью 46,5%, затратив в 5 раз меньше средств, чем за самую дешевую водку. Разница существенная! Важна и доступность. Сокращение количества магазинов (лицензию на оборот алкоголя получить непросто) и времени продажи алкоголя, существенный рост цены — вот бедняки и пьют черт знает что. Удорожание боярышника и включение незамерзайки в ЕГАИС только заставит их пить еще более вредную гадость. Боярышник конкурентоспособен благодаря акцизу на водку. Так что мешает его убрать?

Себестоимость пол-литра водки вместе с доставкой потребителю — те же 32–40 рублей; 120 рублей добавляют акцизы и НДС и 60–70 рублей — выплаты торговым сетям. Итого цена в рознице — не ниже 220 рублей (оценки холдинга Roust), из которых 55% (не считая налога на прибыль) забирает государство. Похожие цифры и у Росстата. Доля акциза и НДС в цене водки — не меньше половины. Чиновники почему-то повторяют, что чем дороже водка, тем меньше контрафакта. Но все ведь наоборот! Водка стала напитком для богатых.

России нужна «социальная водка». Доступный по цене напиток (до 100 рублей: себестоимость + НДС, небольшая прибыль и выплаты сетям) резко снизит популярность спиртосодержащих жидкостей. Это социальный проект — спасение от смерти тех, кому выпить надо, а денег нет. Чтобы получить дешевую водку, достаточно обнулить акциз на напиток самой дешевой категории. Продаешь дешевле 100 рублей за пол-литра — акциз возвращается. Эквивалент «социальной водки» в Европе — вино по 4–5 евро, в Германии — водка «Корн» по 5 евро, в США есть вино и водка по $3–4 (в расчете на пол-литра). Аналогичная политика у Испании, Италии и Франции — там алкогольные акцизы низки либо отсутствуют (обратный пример — Британия).

Государство потеряет какие-то деньги, но сохранит жизни. Конечно, при снижении цены алкоголя вероятен некоторый рост его потребления. Но опыт северных стран показывает, что происходит не столько рост, сколько замещение потребления. Так будет и в нашем случае. И это правильно: лучше выпить литр хорошей водки, чем 500 мл фанфуриков.

Химия и жизнь

Еще можно призвать на помощь химию. С 2012 года Турция добавляет в импортируемый для технических нужд метиловый спирт денатониум бензоат (битрекс) — самое горькое вещество в мире: всего 3 грамма на 100 литров. Этого достаточно, чтобы жидкость нельзя было выпить. Битрекс — отпугивающий агент. Аналогичную меру для метилового спирта у нас предлагает ввести Павел Шапкин из Центра разработки национальной алкогольной политики. Но травятся не только метанолом, а еще и разными добавками (например, к стеклоочистителям), сивушными маслами, альдегидами, ацетоном, тосолом и т. д.

В России битрекс стал одним из разрешенных способов денатурации этилового спирта с 2007 года. Есть и множество других способов сделать его непригодным для употребления внутрь. Медики, однако, советуют четко различать проблему фальсификата и контрафакта и проблему отравлений: нет четких свидетельств, что суррогатами травятся больше, чем обычным алкоголем. Смертельно опасным может оказаться и легальный алкоголь, и нелегальный, и спиртосодержащие жидкости — разумеется, предназначенные для приема внутрь. Поэтому основное, чем можно помочь умирающим от боярышника, — это снижение акциза.