библиотека свободы

Классика

Вновь о том же

Генри Льюис Менкен

Какими бы недостатками ни обладал обычный человек, он все же прекрасно понимает, что государство находится вне пределов его интересов и интересов большинства других людей; что оно является отдельной, независимой и часто враждебной силой, которая только частично подконтрольна ему и в состоянии причинить ему большой вред.

Иногда, под влиянием романтического настроения он может сравнивать государство с благожелательным отцом или даже с неким подобием джина или божества, но он никогда не думает о нем как о части себя. В трудный момент он обращается к государству, ожидая от него сотворения чудес себе во благо, а в остальное время государство представляется ему врагом, с которым он ведет непрерывную борьбу. Неужели является малозначительным тот факт, что воровать у государства везде признается менее тяжким преступлением, нежели чем у отдельно взятых людей или даже корпораций? В США сегодня такое преступление несет существенно менее жестокое наказание и вызывает гораздо меньше осуждения, чем другие, по сути, более обыденные, как например двоеженство, причем с согласия обеих жен.

Я полагаю, что за этим кроется глубокое чувство фундаментального антагонизма между государством и гражданами, которыми оно управляет. Государство понимается не как некий комитет граждан, избранных для осуществления общественных обязанностей во благо всего населения, но как отдельная и независимая корпорация, занятая преимущественно эксплуатацией населения ради выгоды собственных членов. Поэтому воровство у государства представляется актом, практически лишенным постыдности, и больше напоминающим поступок в духе Робин Гуда и ему подобных. Когда ограблен частный гражданин, то это значит, что достойный человек лишился результатов своего труда и своих накоплений; когда ограблено государство, самое худшее, что может случиться, это то, что некоторые мошенники и бездельники будут иметь в своем распоряжении меньше денег, чем у них было до того. Утверждение о том, что эти деньги ими заработаны, никогда не принимается всерьез, так как кажется абсурдным для большинства разумных людей. Они – лишь мошенники, которые по несчастливой случайности закона получили достаточно сомнительное право разделять сбережения своих сограждан. Когда эта доля уменьшается в пользу частных предприятий, то деятельность бизнеса в целом кажется более достойной похвалы.

Разумный человек, когда он платит налоги, безусловно, не считает это предусмотрительным и продуктивным вложением собственных средств, напротив, он полагает, что его лишают этих денег, предлагая взамен излишнее количество услуг, являющихся в основном бесполезными для него, а в значительной мере даже вредными. Человека можно убедить в том, например, что полицейские силы необходимы для защиты его жизни и собственности, а армия и флот оберегают его от перспективы порабощения каким-нибудь неопределенным иностранным правителем, но даже так эти вещи представляются ему необычайно дорогими – даже в самых необходимых из них он видит лишь организацию, созданную с целью облегчить государственным чиновникам задачу по его ограблению. К самим этим чиновникам он не питает никакого доверия. Для него они просто грабители, не приносящие никакой пользы, он полагает, что получит ни больше прибыли от их масштабных и дорогостоящих операций, чем от тех денег, что он одолжил своему шурину.

Государство представляет собой для него силу, которая постоянно внимательно наблюдает за ним в ожидании удобного момента выжать у него побольше денег. Если бы государство могло бы это сделать, не таясь, он бы уже оказался без гроша. Если оно ему что-то и оставит, то только из благоразумных соображений, подобно фермеру, который оставляет курице несколько яиц нетронутыми.

Государство практически неуязвимо для наказания. Его наихудшие вымогательства, даже когда они нацелены на извлечение самой частной выгоды, не подвержены никаким наказаниям, согласно нашим законам. С первых дней существования республики меньше дюжины официальных лиц подвергалась импичменту и лишь несколько безвестных чиновников были отправлены в тюрьму. Количество людей, сидящих в тюрьмах Атланты и Ливенворта за проявления недовольства против правительства, всегда в десятки раз превышает число государственных чиновников, обвиненных в эксплуатации налогоплательщиков ради собственной выгоды. Сегодня государство слишком разрослось, чтобы считаться безопасным. В мире больше не существует граждан, только подчиненные. Они работают изо дня в день на своих хозяев, они обязаны умереть за них на войне, если это будет необходимо. Они получают все меньше и меньше от своей собственной деятельности. В один прекрасный день, по прошествии одной или двух геологических эпох, их терпению настанет конец, и в тех газетах, которые еще будут существовать, появится немало громких заголовков.

Эссе, опубликованное в 1925 г. в журнале “The American Mercury”, появилось также в «Хрестоматии» Менкена.

7 апреля 2009 Впервые: More of the Same by H. L. Mencken // The Libertarian Reader. Edited by David Boaz. Cato Institute, 1997



Внимание!

Для того, чтобы оставлять здесь свои комментарии, вы должны войти на сайт inliberty.ru под зарегистрированным именем, или с помощью OpenID

Регистрация нового участника » Забыли пароль? Нажмите сюда »

библиотека свободы

RSS
  • Вход
  • Регистрация
тест

Каковы ваши политические убеждения?

Определите ваше место в политическом спектре при помощи этого простого теста.

тест
рассылка